Апрель
Пн   6 13 20 27
Вт   7 14 21 28
Ср 1 8 15 22 29
Чт 2 9 16 23 30
Пт 3 10 17 24  
Сб 4 11 18 25  
Вс 5 12 19 26  






Владелец «Мечела» Игорь Зюзин предлагает закрыть угольные шахты

В среду, 16 марта, вице-премьер Аркадий Дворкович провел первое за четыре года совещание по безопасности в угольных шахтах. Повод был печальный: в конце февраля на воркутинской шахте «Северная» в результате горного удара и последовавшей за ним серии взрывов погибли 31 горняк и пять спасателей. Возникший в выработках пожар ликвидировать не удалось, поэтому сейчас шахта затапливается. Всего в России за последние 12 лет произошло 10 крупных аварий на шахтах, в них погиб в общей сложности 391 человек. Наиболее крупные были в 2007 г. на шахте «Ульяновская» (110 горняков), в 2010 г. на «Распадской» (91 человек) и на шахте «Северная» (36 человек).

Спасательные работы на шахте компании «Воркутауголь»

Авария унесла жизни нескольких горняков. В Коми введено чрезвычайное положение

На совещание пришли и совладельцы крупнейших угольных предприятий – Игорь Зюзин («Мечел»), Алексей Мордашов («Северсталь») и Владимир Рашевский (СУЭК), рассказали присутствовавшие на мероприятии. Обсуждались меры, которые помогут в будущем предотвратить человеческие жертвы. Зюзин предложил самый радикальный вариант – государство должно разработать программу по стимулированию перехода на открытый способ ведения горных работ, рассказали собеседники «Ведомостей». Он считает, что закрыть нужно угольные шахты с опасным содержанием метана и угольной пыли. Зюзин считает, что проблем с обеспечением сталелитейных предприятий коксующимся углем (именно он в подавляющем большинстве и добывается подземным способом) не возникнет. Он указал, что Эльгинское угольное месторождение «Мечела» с запасами в 2,2 млрд т угля в ближайшем будущем способно полностью заместить воркутинские угли.

В России сейчас действует 70 угольных шахт, говорится в представленной на совещании презентации замминистра энергетики Анатолия Яновского (есть у «Ведомостей»). Из них опасности не представляют только восемь. Зато более половины – 38 – сверхопасные. На них добывается 18 млн т угля в год. Критически опасны 12 шахт. Здесь добывается чуть более 9 млн т угля в год. Четыре из 12 шахт принадлежат «Северстали». Все они расположены в Воркуте. Помимо них в Воркуте у компании имеется еще одна шахта и угольный разрез.

Затраты на закрытие 12 шахт составят 34,11 млрд руб., подсчитало Минэнерго. Количество занятых на них сотрудников в презентации Яновского не указано.

На шахте «Северная» в Воркуте произошли три взрыва

При взрыве метана уже погибли 36 человек, разбор завалов будет осуществлен после локализации пожара

Если будет принято соответствующее решение, компаниям придется закрывать шахты за свой счет. Государство закроет предприятия за бюджетные деньги, только если ему принадлежит пакет акций в шахтах, отметил представитель Минэнерго. Комментировать, насколько вероятен такой исход, он отказался. Из 34,11 млрд руб. государству придется потратить лишь 1,35 млрд руб., так как ему принадлежат шахта «Баренцбург» на острове Шпицберген, а также «Красногорская» в Прокопьевске. Evraz в случае закрытия должен будет, по подсчетам Минэнерго, потратить 5,34 млрд руб., «Северсталь» – 17,43 млрд руб., «Мечел» – 2,99 млрд руб. Представители этих компаний не стали комментировать, готовы ли они пойти на закрытие шахт.

«На совещании обсуждались различные предложения и идеи», – отметил представитель вице-премьера Аркадия Дворковича. Все варианты требуют тщательной проработки, в том числе и предложение Зюзина, отметил представитель.

Многие присутствовавшие на совещании восприняли идею Зюзина как шутку, говорят несколько собеседников «Ведомостей». В Воркуте добываются уникальные марки углей, их нельзя заменить углями с Эльгинского угольного месторождения. Реальных предложений, как справиться с проблемой безопасности на шахтах, помимо мониторинга газовыделения, не прозвучало, говорит один из участников совещания. Но внезапные выбросы метана спрогнозировать невозможно, констатирует он.

Полностью уйти от добычи коксующегося угля в шахтах невозможно: премиальные марки не только в России, но и по всему миру находятся только на глубине, где они образовались под воздействием огромных давления и температуры. На поверхности встретить их практически невозможно, говорит еще один участник совещания.

«Речи о закрытии производств в ближайшие годы не идет», – говорит источник, близкий к «Северстали». К тому же весь производственный процесс на Череповецком металлургическом комбинате (принадлежит «Северстали») заточен как раз под воркутинские угли. На совещании обсуждали в том числе повышение уровня безопасности российской угольной отрасли в долгосрочной перспективе, отмечает он. О судьбе опасных шахт высказывались различные варианты: очевидно, что нужно развивать системы технической безопасности или в очень отдаленной перспективе ликвидировать производство на них, говорит собеседник «Ведомостей».

Собеседник, близкий еще к одной металлургической компании, сомневается, что государство сможет обеспечить работой бывших горняков в моногородах.

Представитель Минпромторга не ответил на вопросы «Ведомостей».